Я работаю в личной охране

«Эту работу можно описать так: вы рядом, но не вместе»
Вы успешно подписаны на новые материалы.
Настроить параметры подписки.
Неправильный e-mail. Указать другой.
Такой E-mail уже зарегистрирован. Авторизуйтесь, если это ваш адрес или укажите другой.
Ой! Что-то пошло не так. Попробовать ещё раз.
  • Следите за нами
    в социальных сетях:
  • 15 июня
Почему охранник не должен носить пиджак и белую рубашку? Часто ли приходится драться на работе? Что такое «аккуратное применение физической силы»? Задали наивные вопросы Дмитрию, который восемь лет работает в личной охране.
По просьбе героя мы не называем его фамилию и город, в котором он живет и работает.
В юношестве у меня были разные мечты. Во-первых, я хотел служить в армии. Смотрел на отца, который служил в Афганистане, на крестного и думал, что нет лучшего занятия для мужчины. Во-вторых, мне хотелось посмотреть мир, сходить в море. Окончил колледж по специальности «повар-кондитер», попробовал попасть в армию. Меня не взяли по состоянию здоровья — оказалось, давление повышено. Тогда я устроился помощником кока на судно, которое ходило в рейсы за границу. Правда, выдержал всего два рейса — меня, как самого младшего, всё время старались подначивать, а я тогда был молодым и вспыльчивым, не смог этого вытерпеть.

Сошел на берег, поступил в университет на заочное отделение факультета физкультуры и спорта. Это была еще одна моя мечта. Я занимался спортом: к 18 годам был кандидатом в мастера спорта по дзюдо и рукопашному бою — хотел стать тренером. На бюджет поступить не получилось, учился платно. Да и маме нужно было помогать. Вот тогда старшие товарищи по спортивному клубу, которые уже работали телохранителями и в службах безопасности, предложили устроиться в охрану.
«Наша основная задача — ограждать человека от ненужного внимания»
Я пришел по знакомству — друг отрекомендовал меня как ответственного и адекватного человека. Кроме того, я был физически крепким — в 19 лет при росте 185 сантиметров весил 100 килограммов. Оставалось убедить работодателя, что для меня работа в охране — это серьезно. Мне сказали: «Если через два месяца выяснится, что ты уезжаешь, не можешь, решил учиться, — лучше прямо сейчас выбери другой вид деятельности». Я сказал, что никуда не собираюсь ни через два, ни через три месяца, и не соврал: тренером так и не стал, а в «личке» проработал почти восемь лет.

Обычно в личной охране состоит от четырех до шести человек. Наша основная задача — ограждать человека от ненужного внимания. Например, перед встречей люди сначала подходили к старшему охраны, рассказывали, какой вопрос хотят обсудить. Тот докладывал — а шеф решал, хочет он общаться или нет. Это необязательно были деловые контакты: иногда вообще ни с кем не хотел разговаривать — и ставил переадресацию звонков жены на телефон кого-то из нас. Говорил: скажи, я сейчас занят. (Смеется.)
У нас нет понятия «ненормированный график». Графика не существует, а ты просто себе не принадлежишь 24 часа в сутки.
День может начаться в 10 утра, а закончиться в четыре утра уже следующего дня. Сколько успел — столько поспал, а в 10 снова на работу. Один из шести охранников постоянно находится рядом с человеком, остальные остаются на связи: кто-то на телефоне, кто-то — в шаговой доступности, чтобы можно было быстро приехать и начать заниматься его делами. Если отпускают всех — значит, можно спокойно ехать домой и никого дергать не будут. Но так практически не бывает.
«Все наши действия отражаются на репутации работодателя»
Моим первым работодателем был совладелец сети супермаркетов. Он мог позвонить в час ночи и сказать: едем на проверку. Супермаркет работал круглосуточно, мы приезжали, шеф ходил между стеллажами, смотрел, как расставлены продукты, как работает персонал, не занимается ли директор инкассацией в свой карман. Я сначала не понимал, зачем ему это нужно: начальник, а сам свои магазины инспектирует.

Позже заметил, что чем большего человек добился в бизнесе — тем важнее для него самостоятельно держать руку на пульсе. Однажды шеф застал охрану одного из супермаркетов пьяной. Сделал замечание, а те в ответ: «Тебе какое дело, дядя? Сами разберемся». Ну, тут уже мы включились — объяснили, кто этот «дядя». В наши обязанности входило оберегать в том числе его эго — он болезненно реагировал на оскорбления, и мы старались его от них ограждать.

Физическую силу в работе приходится применять редко и в основном к тем, кому объяснить ситуацию словами не получается, — людям в состоянии алкогольного опьянения. Например, один из моих шефов любил отдыхать в ночных клубах — а там люди, особенно пьяные, часто пытались что-то у него спросить, объяснить, дать ненужный совет. Он был известным в городе человеком, многие знали его и пытались с ним общаться.

Однажды вот так подошли двое в клубе. Шеф мне жестом показывает: всё нормально, я разберусь. Наблюдаю и через несколько минут по его лицу вижу — нервничает. За годы совместной работы я научился считывать его мимику и понимал, когда беседа перестала его устраивать и нужно включаться в ситуацию. В охране работают подготовленные люди: мы применяем силу только тогда, когда человек проявляет открытую агрессию, — как в этом случае, когда на предложение отойти от человека на нас стали замахиваться. Просто скрутили и вывели из заведения. Без нанесения ущерба — это важно, так как все наши действия отражаются на репутации работодателя. Ему не нужно, чтобы в городе говорили про мордоворотов, которые вокруг него бегают и бьют людей.

У охранников есть огнестрельное оружие. Для того чтобы его получить, нужно получить разрешение на ведение частной охранной деятельности. Нормативы принимают сотрудники полиции. Необходимо сдать теорию — подтвердить знание законов, в которых можно применять оружие. А на практике показать умение стрелять из пистолетов «Кедр» и ИЖ-72.
По закону применить оружие охранник может в двух случаях: угроза собственной жизни и жизни подопечного — то есть кто-то рядом с вами не просто достал пистолет, а достал именно для того, чтобы использовать против вас.
К счастью, я с таким не сталкивался. С собой ношу травматический, а не боевой пистолет — потому что боевое оружие может нанести человеку непоправимый вред, а такое даже предполагать очень тяжело психологически.
«Сумму, которую будут тебе платить, работодатель обсуждает один раз»
Передвижения по городу с охраной выглядят так: шеф дает адрес, туда отправляется машина с охраной — проверить, чтобы по пути следования человека не было никаких неожиданностей, — и ждут нас. Затем на двух машинах приезжаем мы с шефом. Два охранника идут впереди, один — рядом с ним. Водители остаются у машин, чтобы в любой момент можно было сесть и уехать.

У каждого начальника есть особенность, «фишка», к которой он старается привлечь и охрану. Например, мой начальник обожал спорт, поэтому в наш график вошли ежедневные утренние пробежки. Ночью разъезжаемся по домам, он напоследок говорит: «Завтра с собой шорты, кроссовки — бежим!» Или на рыбалку поедем с ним, он с друзьями засидится до четырех утра, но через пять часов — всё равно пробежка на восемь-десять километров. Шеф бежит — и мы вдвоем за ним.

Зарплата в личной охране меня всегда устраивала. Сумму, которую будут тебе платить, работодатель обсуждает один раз — в дальнейшем она, как правило, не меняется. Премии за переработки бывают редко — но в нашей работе и переработок не бывает. Специфика такая: домой приезжаешь чаще всего не раньше полуночи. Получилось освободиться в девять вечера — уже праздник. Поэтому работа в «личке» больше подходит холостым молодым людям: жёны к тому, чтобы видеть мужа по несколько часов в неделю, чаще всего оказываются не готовы.
80% работы охранника — это ожидание. Ты сопровождаешь человека до нужного ему места, а затем можешь несколько часов ждать, пока он закончит встречу, переговоры или спортивную тренировку.
Наблюдаешь, чтобы никто не нарушал его покой. Бывает, что у шефа запланирована серия совещаний — с полудня до 11 вечера. Мы в таких случаях тратим время на поддержание физической формы: ездим в спортзал или тир.

Эта работа только кажется простой. Нужно быть очень крепким физически, спокойным, уравновешенным. Эрудированным человеком — ты не можешь знать заранее, о чем с тобой захочет поговорить работодатель и где ему потребуется помощь. Одному из своих шефов я помогал брать в аренду редкие спортивные автомобили — я в этом хорошо разбираюсь. Другому организовывал чистку оружия, заказывал патроны для охоты, потому что и в этом разбираюсь неплохо. Говорил и с тем и с другим о ружьях и машинах. И понимал, когда нужно промолчать.

Быть понимающим — важное качество. Личная охрана, как правило, посвящена в дела семьи. Нам доверяют безопасность своих близких: забрать детей из школы, встретить жену в аэропорту, отвезти маму на дачу — это тоже наши обязанности. Шеф может пригласить на завтрак, может и поговорить по душам. Но инициировать такую беседу самому или задавать личные вопросы не принято.
Если кажется, что сейчас работодателю ничего говорить не стоит, — скорее всего, не кажется. Ему сейчас не до этого. Отложи разговор.
Эту работу можно описать так: вы рядом, но не вместе. Если человек сел в машину и молчит — значит, он не хочет общаться. Может быть, устал, может, настроение плохое, с бизнесом что-то не так идет. Не нужно обременять человека своим присутствием, даже вопрос «Куда мы сегодня поедем?» задавать не надо. Просто веди машину. Через пять-десять минут пути шеф обязательно скажет: так, едем туда-то. Новички у нас прокалывались на болтливости — и, как правило, надолго в личной охране не задерживались.

Я выгляжу как десятки других людей, которые окружают моего шефа ежедневно. Никакого пиджака, отглаженной белой рубашки. Встретите меня — и не поймете, что я охранник. Это хорошо — в нашей работе важно быть незаметным. Ведь если на человека, которого я охраняю, будет готовиться покушение или любое другое физическое воздействие — лучше, чтобы эти люди не знали, как я выгляжу. Так им будет сложнее меня обойти. Лишние глаза в нашей работе ни к чему.
Текст: Анна Родина
Корректор/литредактор: Варвара Свешникова

Фото
: Allexxandar/Shutterstock
Следите за новыми публикациями так, как вам удобно: подпишитесь на наш канал на «Яндекс.Дзене».
Понравилась статья? Поделитесь ей с друзьями в социальных сетях
Водитель на служебном легковом автомобиле
ООО "АМБЕР" Пассажирская компания
40 000 – 55 000 руб.
Прораб отделочных работ
Бормотов Максим Александрович, ИП Ремонтно-строительная компания
50 000 – 60 000 руб.
Менеджер спутникового ТВ МТС
МТС Оператор связи
48 000 руб.
Менеджер спутникового ТВ МТС
МТС Оператор связи
48 000 руб.
Электромонтер
Сормовский парк, ООО Развлекательный комплекс
25 000 руб.
Наборщик товара
НПК Катрен, АО Торговая компания
22 000 – 35 000 руб.
Водитель на легковой автомобиль
ООО "АМБЕР" Пассажирская компания
45 000 – 50 000 руб.